Очередное заседание РОЭО «Сакральный Алтай» состоялось 5 марта. Собравшиеся обсудили ответы на запросы по программе «Сильный Алтай», сбор подписей по недопущению санитарных рубок в орехово-промысловых зонах.

Один из пунктов программы «Сильный Алтай», которым также возмутились члены «Сакрального Алтая» – создание рыбохозяйственных комплексов для развития товарного рыбоводства. «В 26 озерах РА запущена форель, которая уничтожила местную эндемику, особенно в Улаганском районе. Есть исследование доцента ГАГУ Малкова, он на заседании Общественного совета при прокуратуре РА говорил об этом.

А в «Сильном Алтае» предусмотрено зарыбление в пяти районах. Мы запросили, какие озера пригодные для этого и какая там местная рыба. Из ответа, который поступил: «На территории РА в аренде находятся 64 рыболовных участка и 3 пруда. Согласно правилам рыболовства, арендаторы озер заключают договоры с институтом ФГБНУ «Всероссийского научно-исследовательским институтом рыбного хозяйства и океанографии» для рыболовно-биологического обоснования водного объекта (описание кормовой базы, видов рыб, количество рыб, биохимический состав водного объекта и т.п.). Зарыбление водоемов, недопущение причинения ущерба ихтиофауне на территории РА контролируется Горно-Алтайским отделом государственного контроля, надзора и охраны водных биоресурсов и среды их обитания Верхнеобского территориального управления Росрыболовства, находящимся по адресу: г. Горно-Алтайск, ул. Чорос-Гуркина, д. 37». По местной фауне ответа не было, но ученые говорят — во многх местных озерах местная рыба на грани исчезновения. А цель – я об этом открыто говорю – аренда озер, плюс субсидии на рыболовство, – говорила Зинаида Танышевна. – Нет ответа на нашу претензию – уничтожение местной ихтиофауны. Нет экономических показателей рыбоводства».

Решено написать письмо о предоставлении результатов Горно-Алтайским отделом государственного контроля, надзора и охраны водных биоресурсов и среды их обитания Верхнеобского территориального управления Росрыболовства.

- Далее, по туристическим кластерам. Здесь интересно – отмечают, что «развитие зимнего туризма является необходимой мерой для обеспечения повышения эффективности всего туристического комплекса РА, что возможно за счет организации на территории региона горнолыжного курорта высокого класса. В настоящее время в регионе действуют два туристско-рекреационных кластера: «Всесезонный горнолыжный спортивно-оздоровительный комплекс «Манжерок» и «Каракольские озера». Они утверждены решениями советов депутатов соответствующих районов и прошли процедуру согласования на публичных слушаниях». А были ли слушания?

Светлана Лунина-Кветная как житель Чемальского района предположила, что, возможно, за слушания выдали приезд Хорохордина перед выборами в Чемал и его выступление по поводу Каракол. «Но голосования не было!» - заверила она.

Еще из ответа: «В настоящее время на территории муниципальных образований «Турочакский район», «Усть-Коксинский район» и «Кош-Агачский район» ведется работа по разработке концепции туристско-рекреационных кластеров для поиска инвесторов. Концепцию планируется формировать, базируясь на местной инициативе, при этом по мере выработки подходов, местными администрациями планируется проведение сходов граждан».

- Если кластеры — это целая сеть турбаз, не одна, то получается, что сельхозугодья будут ущемлены. Мне ответили, что сельхозземли тут будут включаться только с согласия собственников, а в основном это будут земли рекреации. Но в официальном паспорте республики не указаны категория и площадь земель рекреации, - отметила Зинаида Тырысова. По мнению же Елены Чевалковой, эти земли есть в кадастре, это бывшие земли запаса. Обсудили, как сочетаются земли ООПТ и туризм: «Есть такие виды туризма как эколого-познавательный, культурно-познавательный, там предусматриваются экотропы, по которым важно ходить, соблюдая определенные правила. Еще есть варианты, когда в ООПТ проводится зонирование и, возможно, там предусмотрены какие-то туробъекты».

***

Напомним, «Сакральный Алтай» требовал отмены установления нормативов в ЛПХ, которые тоже есть в программе «Сильный Алтай».

Из ответа: «Поголовье скота, содержащееся в ЛПХ с учетом предельной допустимой площади земельных участков, установленных федеральным и региональным законодательством, должно соответствовать ветеринарным и санитарным нормам (при условии содержания на территории сельских населенных пунктов). В случае превышения физическим лицом, ведущим ЛПХ, объемов производства и переработки сельскохозяйственной продукции, необходимой для удовлетворения личных потребностей, доходы, полученные от реализации такой продукции, подлежат налогообложению, а физическому лицу рекомендуется зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, главы крестьянского (фермерского) хозяйства, юридического лица».

- Тюхтенев промолчал по этому вопросу, это ответ минэкономики, – подчеркнула Зинаида Тырысова. – Рвение Правительства РА контролировать личное подсобное хозяйства жителей идет вразрез с федеральным законом – №112-ФЗ "О личном подсобном хозяйстве", статья 5, в которой установлено, что «Вмешательство органов государственной власти и органов местного самоуправления в деятельность граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ». В соответствии с пунктом 5 статьи 4 № 112-ФЗ принят Закон РА № 67-РЗ установлен максимальный размер общей площади земельных участков для ведения ЛПХ в размере 2,5 га (максимум). И теперь смотрим – если у тебя поголовье превышает допустимое твоим земельным фондом и личным потребностям – плати налоги. Другая сторона – если у тебя нет покоса, а корова есть – убирай ее, что ли? И здесь республика также предлагает внести изменения в федеральный закон, который повлияет на все 85 субъектов России. Вот предложение нашего Правительства - в случае превышения объемов производства и переработки сельскохозяйственной продукции, необходимой для удовлетворения личных потребностей, доходы, полученные от реализации такой продукции, подлежат налогообложению. Я думаю, это не та ситуация. Сельский народ как у нас республике, так и по всей России не шикует. Какой будет имидж у Республики Алтай, если мы продвинем эти антинародные законы? И вот эти пункты у меня и вызвали вопрос – а утверждена ли вообще эта программа? И оказалось, что нет. Вот тебе и «Сильный Алтай».

***

Следующий пункт обсуждения касался продвижения законопроекта по сакральным местам – напомним, «Сакральный Алтай», учитывая особенности Республики Алтай, предлагал в республиканский закон об особо охраняемых природных территориях (ООПТ) внести категории местного значения – природно-рекреационных комплексы и природные этнокультурные комплексы. «Наш республиканский закон скопирован с федерального и не учитывает особенностей региона, а природные этнокультурные объекты — это как раз тема сакральности, это святые горы, целебные источники, то есть объекты, которые традиционно коренным населением, а в настоящее время многими жителями РА особо почитаются. Мы можем это инициировать на общественных началах, но продвигать закон мы не можем. Потому мы долго добивались, чтобы министерство природных ресурсов приняло этот законопроект, провели несколько рабочих комиссий, минфин одобрил проект закона, отметив, что не требуются финансовые затраты, – напомнила Зинаида Тырысова. – Отдали в государственно-правовое управление (ГПУ) правительства. Анализировала их ответ, получается, что те места, которые мы хотим защитить, на территории сельского поселения орган местного самоуправления может сам защитить, на основании федерального закона. Никаких препятствий этому нет, есть ссылка на №33-ФЗ». К маю решено провести обучающий семинар, где темой станет создание ООПТ на местах.

- В районных администрациях боятся этого вопроса, потому что в большинстве не разбираются в нем совсем, а в масштабах страны существует очень широкая практика – создавать ООПТ местного значения, – заметила Елена Чевалкова. – Сейчас волна пошла везде. Люди делятся опытом, все это можно брать на вооружение.

Зинаида Танышевна обратила внимание на то ли забавный, то ли не очень момент в ответе: «В проекте закона выявлена коррупциогенные факторы. В проекте закона используются словосочетания «ценные в природоохранном и рекреационном отношении», «особая роль», «особое значение», «святые горы, перевалы гор, урочища, целебные источники озера и иные природные объекты», «редкие и уязвимых видов флоры и фауны», которые являются коррупциогенными факторами». То есть, указано, что в законопроекте используются «двусмысленные слова, неустоявшиеся термины». Но замечу, что народ испокон веков использует эти термины. Не их вина, что эти понятия в законе не отражены. Кстати, эти же «коррупциогенные» термины, «священные места» и «культовые объекты», спокойно используются в бердниковской стратегии, утвержденной до 2035 года. Кому-то можно, а кому-то нет? Очевидно то, что наши законодатели не работают над региональными законами, включающие специфичные для региона термины. Нужно проводить еще один семинар и снова продвигать этот закон. Вот была ситуация, люди из других регионов хотели проводить фестиваль в Усть-Коксинском районе. Жители республики выразили протест. Большинство ссылаются на сакральность территорий – а где закон, указывающий, что те территории именно такого значения? Вот если там, как другие говорят, сельхозземли – это основание для отказа, так как налицо несоответствие вида деятельности, а сакральность сегодня не основание, потому что вне закона. Таким образом, две вышеуказанные категории – природно-рекреационных комплексы и природные этнокультурные комплексы – предлагаю продвигать не на местном уровне, а на республиканском». Все присутствующие с этим согласились.

Что же до «коррупциогенных факторов», то руководитель «Сакрального Алтая» процитировала Конституцию РА (статья 10, статья 19): «Территория Республики Алтай является исконной землей традиционного расселения ее коренного и других народов, обеспечивает сохранение их самобытности», «Республика Алтай, являясь единственным очагом и хранителем алтайской национальной культуры, историко-культурного наследия, гарантирует их сохранение и развитие». На основании этих норм никто не имеет права наши особенности называть «коррупциогенными факторами». Предлагаю в эту категорию включить понятие «родовое горы» (здесь последовали ссылки на ученых-исследователей Алтая, - прим.авт.). Родовая гора – это не та, которой пришел алтаец и поклонялся, боясь чего-то, а это центральная гора с особой минералогией, которая дает жизнь окружающей флоре и фауне... Республика Саха еще в 2011 году продвинула эту категорию».

***

Обсудили положение об ООПТ в части памятников природы – озер. Зинаида Танышевна сообщила, что подняла документы от 1996, 2006 годов, №33-ФЗ, постановление правительства РФ №183 от 2015 года с целью выяснить, кто и как устанавливает границы водоохранных зон для памятников природы. «Получается, что границы может менять на основании экологической экспертизы только высшее должностное лицо региона, не министерства или комитеты; согласно федеральному и республиканскому законодательству, минимальная охранная территория должна быть не менее 1 км. Сегодня же по озерам нашим охранные зоны сильно сокращены, только водная гладь оставлена. Товар, как говорится, подготовлен... Теньгинское озеро, Онгудайский район – был 261 га, оставили 24 га; Садринское озеро, Турочакский район, было - 7625 га, осталось 51 га; Кучерлинское озеро, Усть-Коксинский район – было 529, осталось 208 га, охранная зона — ноль; Аккемское озеро, Усть-Коксинский район – было 492, осталось 19 га; Мультинские озера, Усть-Коксинский район – было 702 га, осталось 22 га; Тайменье озеро, Усть-Коксинский район – было 612 га, стало – ноль; Каракольские озера, Чемальский район – было 944 га, стало 19 га; Туюкские озера, Шебалинский район – охранная зона была в радиусе 300 метров, было 116, осталось 10 га».

***

Руководитель организации, предположив, что «это все большая афера», считает, что нужно обращаться в прокуратуру РА по вновь открывшимся фактам: «По этим озерам в программе «Сильный Алтай» предполагаются туристические кластеры, и сокращены охранные зоны приказом министерства природных ресурсов РА в 2014 году, а не постановлением Бердникова, это нарушение».

Елена Чевалкова как создатель памятника природы регионального значения в Чемальском районе «Аскатская долина» высказалась по теме:

- К 1996 году был утвержден список в 43 памятника природы, в которые входят эти семь озер (у которых отменили охранную зону). В свое время водоохранные зоны были созданы с научным обоснованием, занимались этим ученые. У каждого памятника природы есть граница самого памятника и границы охранной зоны, которая как буфер, в ней тоже ограничивается хозяйственная деятельность. Тогда охранные зоны были установлены на основании научных обследований, Что произошло в 2014 году? По крайней мере, у этих семи озер охранные зоны сократили, о чем сказала Зинаида Танышевна. Согласно законодательству, изменение любых границ ООПТ, в том числе охранной зоны, могут проходить только на основании научных обследований, потому что это очень серьезное решение. По примеру Каракольских озер, 944 га — это весь водосбор, вся подпитка этих озер, все семь штук – это единая система. Что оставили? Каждое озеро обвели по урезу воды – все, вот вам памятник природы. Основание, на котором мы можем опротестовать уменьшение водоохранной зоны – это отсутствие необходимой экспертизы, основанной на научных исследованиях. Так, в 2014 году уже включили в кадастр озера с малюсенькими охранными зонами, и в 2016 году, когда по новой делали паспортизацию памятников природы, ее по существовавшему тогда законодательству должны были проводить с экологической экспертизой, но этого не было сделано. В июне 2019 года при министре Ларине вышел приказ министерства природных ресурсов об упразднении паспортов этих семи озер. Я звонила в министерство и мне там сказали, что паспорт – это не нормативно-правовой акт, памятники природы существуют...

Здесь подключилась Светлана Лунина-Кветная: «Согласно кадастра, площадь памятника природы составляет 20 с лишним га, охранная зона не установлена. То есть, сейчас ее нет вообще. Я занимаюсь этим вопросом с прошлого ноября и у меня сложилось стойкое убеждение, что это просто очень продуманная афера. Уменьшение охранной зоны происходило не сразу, не резко, поэтапно: вот 1996 год – 944 га, мне говорят, мол, где вы взяли эти цифры, там примерно написали. Нет, цифра точная и конкретная, есть чертеж... В 2006 году в Москве федеральное минприроды выпускают свой сборник особо охраняемых природных территорий РФ, в котором есть раздел «Республика Алтай», там все эти озера есть и там стоит 944 га. А в 2012 году уже наше, республиканское министерство выпускает свой сборник (да, это не нормативно-правовой акт, а сборник), где уже стоит — охранная зона 300 га. Но схема приложена такая, которая будет только в 2014. Знали заранее? Потому и ощущение, что все было спланировано. Прокуратура нам ответила, что водоохранной зоны нет, и нарушений тоже нет».

Было решено повторно обратиться в прокуратуру и минприроды РФ с запросом об обосновании уменьшения охранной зоны озер.

***

Следующий вопрос – по Телецкому озеру, причем вопросы имелись, так сказать, с двух сторон – из Турочакского района и из Улаганского. Так, представитель Турочакского района Антонина Распаева рассказала известный факт – берега объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО нашим минприроды сдаются в аренду, например, всем известна база отдыха «Алтай вилладж» на Самыше, но сейчас строится еще одна подобная — на Ыдыпе (устье рек Самыш и Ыдып). «Если с Самышом мы опоздали, то с Ыдыпом стараемся успеть сказать свое слово. Были назначены общественные слушания. Тем не менее, народ наш собрался, написали обращение к «Сакральному Алтаю», к Президенту РФ Путину, Главе РА Хорохордину, в природоохранную прокуратуру РФ, в комитет по экологии и охране окружающей среды в Москву... Обозначили, что Телецкое озеро — объект ЮНЕСКО, собрали 151 подпись».

Петр Бедушев считает, что вполне может случиться, что приедет комиссия из ЮНЕСКО и исключит Телецкое из списка объектов Всемирного наследия: «С подачи нашей власти идет активное освоение берегов озера... Когда Самыш строился, уже в конце (а процедура была очень длинная, слушания проходили) всех мероприятий меня включили в комиссию по прокладке кабеля по дну. Я тогда дал свое письменное резюме и документы подписывать не стал... То, что делается, на Ыдыпе, насколько я понимаю, делается под эгидой «Газпрома». То есть, очередная путинская «дача». Это одна из площадок, которая находится напротив Яйлю, кстати, это единственное место на Телецком озере, где есть теплая вода. По-моему, под это дело уже забраны большие территории охотугодий, сотнями гектаров... Как остановить это дело? Не знаю. Мы в свое время и с проектировщиками Самыша занимались, они ссылались на свой мировой опыт по прокладке кабелей по дну. Там местами глубина озера — не километры, а метры — 3-4, а где и один метр. То есть есть опасность зацепить мотором лодки кабель, доли секунды – и не будет там ничего живого. Но ко мне никто не прислушался и мнения народа – а по Самышу много слушаний проводили – тоже никто не учел. Голосования, протоколы – все было, но бесполезно».

«Согласно Конвенции всемирного наследия ЮНЕСКО заказчик, планируемый строительные работы на объекте ЮНЕСКО, должен их уведомить и подать заявку на оценку воздействия на окружающую среду на объект – уточнила Зинаида Танышевна. – Поэтому предлагаю запросить у комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО информацию о том, выдавались ли ими экологическое заключение – ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду) при строительстве турбазы «Алтай вилладж»; на прокладку электрического кабеля по дну Телецкого озера; на строительство туристического комплекса на устье реки Ыдып.

Улаганская часть вопроса касалась земель госзапаса. «Там узкое место, со стороны Балыкчи... Кроме местного населения, которое прописано по Чулышману, никому земли там не дают, даже другим жителям Улаганского района. У нас стали делать так: приехал один кадастровый инженер, сделал съемку, зафиксировал участки, а потом приехал другой и зафиксировал снова. И фиксировали они, получается, по-разному. Получается наложение... у нас там единственное место, коса, где может пристать катер, люди могут походить по берегу, посмотреть на озеро. В свое время нам сказали, что это охранная зона и в аренду ее никому не давали. Сейчас же из-за путаницы с кадастровыми съемками, я видела, на карте часть земель уже «заштрихована». Там по три-четыре участка на одной площади. То есть, намеренно создана ситуация, которой потом можно воспользоваться... Второй собственник на землю, помимо реального – он местный человек, но все понимают, что подставной», – говорила жительница тех мест Елена Енчинова.

По ее словам, с землей там еще и такая путаница – администрация поселения самовольно переводила некоторые земли госзапаса в категорию рекреации. Если сейчас пустить все на самотек, выхода к Телецкому со стороны Улаганского района ни у кого не будет. «Когда создавался природный парк «Ак Чолушпа», мы просили их взять нас под охрану, а мы пока решим вопрос с землями. Надо было все делать быстрее... Но тут СПК – мол, не отдавайтесь «Ак Чолушпа», у нас есть люди, мы вам отмежуем и ваши земли вам отдадим. И они где-то раздобыли инвестора, он все отмежевал, всю Чулышманскую долину, а народ до сих пор земли свои не получил. Сейчас уже район судится с инвестором», – рассказала Елена Георгиевна.

Зинаида Тырысова, кроме прочего, отметила, что в программе «Сильный Алтай» есть такой пункт как садоводство и строительство овощебазы в Улаганском районе (напомним, в районе, приравненном к районам Крайнего Севера!). «Овощебаза и садоводство реальны только в Челушманской долине. Но здесь, возможно, сокрыта хитрая схема – садоводство и овощеводство - это точки «освоения» бюджетных денег для развития чьего то бизнеса. Агротуризм просто включат в туркластер. Ведь в программе «Сильный Алтай» значится строительство туркластера наТелецком озере. Его площади в программе не указаны. Явно неспроста очень сильно прижимают сейчас парк «Ак Чолушпа». Если парк закроют, то возможно туркластер охватит и Чулышманскую долину. Думаю, нужно внимательно этот вопрос изучить, вникнуть. Неспроста народ просит у нас помощи, надо пойти к ним навстречу», – говорила она.

Инна Жулаева.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 голосов)